даша че
я открываюсь под конец.©
Когда-то очень давно, еще до того, как я начала встречаться с Соколовым, у меня все было хорошо.
Повстречав свою первую любовь, первые серьезные отношения, я обрела головную боль на долгие-долгие месяцы вскобках годы.
Я уже не говорю о том, что было во время наших полюбовных ссор и вечного мозготраха.
После был кошмар, который закончился для меня паксилом, с которого, на секундочку, очень тяжко слезть, ну и проблемами с почками.
Я даже не упоминаю то, что я морально испытывала, потому что очень страдала и переживала, что вот такого говнюка человека теряю.

Времени прошло не так много, и я по прежнему подвержена тяжелому влиянию воспоминаний и каких-то вещей, которые связаны с бывшим предметом моего обожания.
Слава богу, розовые очки упали с глаз, и я поняла, что обожать-то там, кроме, пожалуй, большого члена и стально-голубых глаз нечего. Я всегда была падка на внешность,
потому что будучи человеком творческим я всегда любила смотреть на нечто красивое рядом с собой.
У Соколова достаточно красивое, мужественное лицо, да и комплекция, в принципе, если бы он качался, достойна слюнопускания.
А с чего это я решила повести столь откровенный разговор о своем бывшем, так это то, что меня страшно удручают мысли, что я желаю ему только страданий.
Как бы я ни пыталась убедить себя, что с человеком-то я не зря наверное пробыла полтора года, что пусть и говнеца мы много съели, но счастливые моменты тоже были,
хотя это и стоит напрячь память, чтобы вспомнить. Я вот лично только помню, не напрягаясь, как мне было хорошо и уютно, когда он меня стискивал в своих крупных руках.
Но на моей памяти нет ни одного воспоминания, что спать с ним мне было хорошо. Ну, честно говоря, я склонна думать, что мальчик просто не дорос до адекватных отношений с существом
противоположного пола, что его предел на сегодняшний момент это бутылка водки на столе. Ладно, если начать фантазировать, то нафантазировать можно все что угодно.

Мне крайне печально, что я испытываю такие отрицательные чувства к человеку. Ведь я была с ним так долго по своей воле, а не потому что меня заставляли. И от этого становится гаже на душе -
ну, как же так! Я бы очень хотела забыть вообще все. Все эмоции, которые я испытывала к Соколову, чтобы оставить о нем светлую память. Но, к сожалению или счастью, такого аппарата не придумали
в нашем мире, поэтому мне приходиться довольствоваться скупыми, редко появляющимися, но вытекающими как желчь, вспышками нервного, болезненного неприятия этого человека. А жаль.
Я бы хотела помнить о нем хорошо, потому что я же его любила. А любовь ведь что-то светлое. Или это означает, что нужно сделать вывод, что это была не любовь вовсе. Но если уже такой поворот, то...
Ну, это как-то неправильно. И мерзко мне от того, что я так верила в человека, к которому испытывала лишь увлечение и влюбленность.

***


К чему я накатала такую простыню, хотя уже давно ничего не писала осмысленного про себя и свои чувства к Соколову.
К тому, что мы с Никитой прожили вместе почти весь август, и каждый день, когда мы просыпались вместе я испытывала невероятное блаженство, потому что меня притягивали к себе, обнимали,
нежно целовали, желали доброго утра, не отпускали, затаскивали обратно под одеяло. Это то, что я так хотела видеть в Соколове. Даже не так. Это то, что я хотела ВСЕГДА от отношений.
Не проходит ни дня, чтобы мне не сказали, какая я добрая, какая я замечательная, идеальная.
И это, на секундочку, несмотря на то, что Никита знает, что я еще не до конца остыла к Соколову, что воспоминания мучат меня иногда. Он знает об этом, но борется за меня. И такие вещи не могут оставить равнодушной. Поэтому-то мое сердце и горит, заново, жарко и пламенно. И мне радостно от этих чувств. Мне радостно, что мы помирились с Настей моей любимой, у которой сегодня 19-й День рождения, которая хоть и не в Москве, но я просто всей душой сегодня с ней, в этот замечательный праздник( и я сейчас так расчувствовалась, что я снова ей позвонила в жаркую Испанию, чтобы еще раз сказать, как сильно я ее люблю). Мне радостно, что я общаюсь с Полянской, мне радостно, что я знаю хоть часть того, что происходит у этой замечательной девочки и очень хочу, что все было хорошо, тем более М. такой милаш. Мне радостно от того, что 14 февраля я познакомилась с очень красивой девочкой по имени Даша, которая классная просто по всем параметрам. И спасибо Роме за это.
Я рада, то что я поступила в Вышку на юридический, что с мамой нормальные отношения и она приняла Никиту. Мне радостно от всего того, что происходит в моей жизни. Но мне так прискорбно, что я желаю зла человеку, с которым я была. Соколов, я не хочу чтобы так было, но видимо, на это нужно слишком много времени, а у меня его теперь нет. Эти мысли огорчают меня. Я хочу простить тебя за все, что ты мне сделал, но, я не святая и у меня нет такой широкой души, широкой и благородной, так что у меня этого не получается пока сделать. Но я тешу себя надеждой, что рано или поздно, я смогу вспомнить о тебе лишь то светлое, что у нас было. Те крохи, вроде коалки или жирафика. А пока...во мне только злоба.