даша че
я открываюсь под конец.©
Чтобы описать все то, что творилось в последние несколько дней, мне понадобилось несколько часов неуемной работы над собой – заставить себя сесть за компьютер, отключиться от всего внешнего мира и погрузиться целиком в кропотливую работу по подбору красивых слов и точнейшего выражения своих всех мыслей.
А их у меня, уверяю, очень много.

Совсем недавно я писала, что наши отношения с Лешей для меня идеальны. Спустя пять дней после сделанной здесь записи, 18 марта, случился такой кошмар, вспоминая который до сих пор волосы дыбом. Как я пережила ту боль, которая была мне причинена – я не знаю. Наверное, потому что я всегда была сильна духом. Потому что я уже была один раз брошена – 5 января 2010 года от меня отвернулась самая близкая подруга, которой я доверяла больше чем себе.

Весь день я не знала где он. Я знала только одно – что он пьян, сильно пьян. Я так же знала, что его разум поражен, что он не соображает, что говорит бред и прочее и прочее. Тем не менее, когда уже вечером, измотав мне порядочно нервы, он позвонил мне и сказал, что мы расстаемся – ох, мне сложно передать это чувство уходящего из-под ног пола, крушащегося мира и распыляющегося в мелкую пыль будущего в одну секунду. Было такое ощущение, как будто меня избили – я не могла привести нормальных доводов, я не могла трезво отстоять право быть рядом с ним. Я тупо говорила, нет, ревела с завыванием в трубку, как сильно я его люблю и, что без него жизнь совсем уже и не жизнь. Но он не слушал, он был на своей волне, уверенный в том, что говорит.

Что было дальше – навсегда останется в моей памяти. И этот ор, этот крик – я не могла плакать, я тупо кричала от той боли, которая раздирала мне когтями грудную клетку. В тот момент я думала, что я свихнусь от этих ощущений – я не могла представить, что со мной будет через день, через неделю, через месяц. Я не могла, да и не хотела представлять, что я буду существовать без него – он настолько въелся в меня, настолько стал частью меня, что подумать о такой мысли – нет, увы, сил моих не было. Я была истерзана, раздавлена – нервы мои разорвались, голова раскалывалась от боли. Меня тошнило. Я плохо соображала, что я делаю, я с трудом ходила. Слава богу, что во время приехала мама.

На следующий день я чудом успела его перехватить. Точнее, почему чудом? Моим упорством и уверенностью, что я смогу его вернуть. Я благодарю всех, кто мне дал такую жесткую уверенность в себе. Она спасла наши отношения.
В холоде, на улице перед школой, обнимая его, целуя его теплые губы, я шептала ему о том, что у нас есть будущее, что мы вместе через все пройдем. Я была готова положить к его ногам весь мир в этот момент. И минута за минутой он таял. Он сбрасывал свою маску, пока, наконец, не сбросил ее окончательно. Он крепко обнял меня.

Таким образом мы помирились. А я доказала себе в очередной раз, что я действительно полюбила. Что для этого человека я с презрением бросаю свою гордость в пыль, это адскую черту характера – самоуверенность, я отправляю туда же. Ради того, чтобы быть с ним. Ради того, чтобы принадлежать только ему.